+7 (499) 394-72-16

Сельское хозяйство базируется на трех китах: наука, технологии и логистика

Сельское хозяйство базируется на трех китах: наука, технологии и логистика

Накануне новогодних праздников мы решили выяснить мнение депутатского корпуса Государственной Думы о том, чем запомнился 2015 сельскохозяйственный год, какие проблемы удалось решить, а какие еще только предстоит. Как, по мнению законодателей, санкции сказались на развитии села, что в этих условиях делать аграрному бизнесу и к чему может привести инициатива по выделению 1 га земли на Дальнем Востоке. На вопросы журнала «Аграрий Плюс. Опыт. Инвестиции. Технологии» ответил депутат Комитета по аграрным вопросам Государственной Думы ФМ РС, член общественных комиссий по земледелию и землепользованию при правительстве Российской Федерации, Московской области и г. Москвы Андрей Туманов.

- Андрей Владимирович, практически завершился очередной сельскохозяйственный год? Как вы оцениваете его результаты в нынешних непростых политико-экономических условиях для аграрной отрасли страны?
- Моя оценка, к сожалению, гораздо менее благостна в сравнении с докладами людей, имеющих отношение к аграрной отрасли. Реформы, на которую мы так надеялись, ведь не случилось. Основные достижения, которыми нынче хвастаются, завоеваны за счет других ресурсов, часто гораздо более ценных, нежели разовый высокий урожай. Например, часть зерна, которое продают за границу, получено за счет ограбления почв – в стране экономят на органических удобрениях, а значит, фактически уничтожают плодородный слой.
Работа в аграрном секторе должна быть комплексной, а ее результаты и последствия просчитываться на годы вперед. Всем известно, что сельское хозяйство базируется на трех китах: наука, технологии и логистика. К сожалению, аграрная наука постепенно умирает, логистике мы еще не научились, а по технологиям отстали на десятилетия. Поэтому отдельные прорывы могут быть, но связаны они с разовыми вливаниями больших сумм денег. Завтра перестали поддерживать отрасль – она рухнула. Вот почему я очень осторожно отношусь к праздничным докладам руководства Минсельхоза. Лично я пока принципиальных побед не наблюдаю.

- А разве у иностранных аграриев успех не завязан на дотациях, субсидиях, поддержке?
- И там многое зависит от господдержки. Но в развитых государствах заботится о том, чтобы земледельцам было выгодно заниматься своим делом. Возьмем для примера Израиль, фермеры которого выгодно выращивать овощи в пустыне, в самых неблагоприятных погодных условиях и реализовывать их потом за сотни тысяч километров. А наши фермеры не могут отвезти свой урожай на рынок в паре километре от своего хозяйства.
Государство должно создать условия, выработать правила игры, и если они прописаны четко и стратегически верно, то никого не надо будет убеждать заниматься аграрным бизнесом. Люди сами начнут инициировать долгосрочные проекты.

- Какое событие в области АПК России вы считаете наиболее значимым?
- То, которое, к сожалению, не произошло. Я имею в виду земельную реформу. Она еще только намечается, но когда первые шаги будут сделаны, это станет величайшим событием для всей нашей страны. Россия – аграрная страна и к аграрным перспективам надо относиться со всей серьезностью. А без земельной реформы никакое сельское хозяйство работать не будет, сколько бы средств мы в него ни вливали.

- Напомните основные положения этой реформы?
- Во-первых, это инвентаризация всех земель, чего до сих пор еще не сделано. Даже дачная амнистия рухнула - а это не самый ключевой момент реформы - о чем вообще мы говорим! Необходимо превратить землю из инвестиционного инструмента в работающий механизм – чтобы земля работала и приносила прибавочную стоимость. Должны быть четкие налоги, которые стимулируют производство: если человек не занимается землей, он должен платить повышенный налог, если пашет-сеет - его налог должен быть минимальным. Ну и, конечно, нужно заниматься мониторингом почв, как это делается во всем мире. У нас этим вопросом никто не занимается, никто не думает о том, какое земельное «богатство» мы оставим нашим детям и внукам.

- Как вы считаете, почему, несмотря на введение санкций, на прилавках российских магазинов по-прежнему много остается импортных продуктов, в частности фруктов и овощей? Означает ли это, что отечественные сельхозпроизводители не способны в данный момент самостоятельно обеспечить население страны этой продукцией?
- Санкции - это шанс. Его нельзя намазать на хлеб или положить в чай. Это нематериальная субстанция. Шанс можно использовать или не использовать – мы не использовали в полной мере. Вместо того, чтобы отчаянно учиться, заимствовать западные технологии, мы стараемся закрыть свой рынок. Вместе с тем урожайность по всем культурам у нас ниже, чем в Европе и Америке.
Я считаю, что нужно было создавать либо совместные предприятия, либо активно привлекать иностранных специалистов, либо идти китайским путем и просто копировать технологии. А мы пытаемся работать по-старинке. В результате и сейчас плохо, а будет еще хуже, если отменят санкции – придет импортная продукция, которая по себестоимости на порядок ниже нашей.
Вместо ура-патриотических лозунгов и речевок. Надо целенаправленно поднимать сельское хозяйство, обеспечивать продовольственную безопасность страны и не обманываться на свой счет. Нам еще есть над чем работать и к чему стремиться.

- Некоторые аграрии, в частности, овощеводы, объясняют завидные урожаи иностранцев их пристрастием к минеральным удобрениям, средствам защиты растений и прочим «химиям». Дескать, у нас пусть меньше, зато экологичнее. Вы согласны с такой постановкой вопроса?
- Категорические не согласен. Это очень упрощенное понимание и, скорее, жалкая попытка обелить свою неумелость и найти оправдание своей плохой работе. Следуя этой логике, давайте ездить на лошадях – они ведь экологичнее автомобилей, не выбрасывают выхлопные газы, не портят окружающую среду. Дайте вернемся в средневековье! Но, к сожалению, обратной дороги нет – либо мы будем учиться и конкурировать на рынке либо будем плестись к хвосте развитых стран.

- В этом году заговорили о проблеме с дефицитом яблок для промышленного производства. Как вы считаете, действительно ли эта проблема существует? Связана ли она с запретом на ввоз импортных яблок?
- Проблема эта действительно существует. И она парадоксальна: с одной стороны, примерно половина выращенных яблок сгнивает и закапывается в землю, с другой – есть дефицит.
Объяснение тому простое – для того, чтобы не было проблем с реализацией яблокам, фрукты должны быть определенных сортов, определенных свойств, вкусовых качеств и товарного вида. А для этого, как минимум, нужно объединяться в сельхозкооперативы, как в Бельгии или во Франции. Там перед фермером в начале сезона ставится задача – вырастить определенный сорт в необходимом количестве. А после уборки урожая реализацией яблок занимается этот кооператив – целенаправленно и организованно.
У нас таких объединений пока нет. Садоводы действуют в одиночку, потому и результаты такие грустные.
Наши яблоки не подходят для розничной продажи по целому ряду причин. Они хороши только свежесорванными, в сезон, а для длительного хранения нужны другие сорта и способы хранения.
Выработать механизм обеспечения населения фруктами и бороться с дефицитом можно. Но в этом направлении нужно работать, изучать опыт более успешных в данном отношении стран.

- Как вы считаете, насколько сегодня в целом выгодно заниматься в России промышленным садоводством? Насколько затратен этот вид агробизнеса?
- Крайне невыгоден. Для того чтобы собрать первый урожай, должно пройти, как минимум, три года. А кредиты, которые дают в банках, нужно платить уже через год. У нас нет долгосрочного кредитования, вот почему в тех отраслях, где нет быстрого оборота денег (садоводство, мясное животноводство), так трудно достичь успеха. И здесь на помощь должно прийти государство с разными инструментами и мерами поддержки, обеспечивая хозяйству рост и развитие. В противном случае в отрасль никто не пойдет, а делать ставку на энтузиастов при современной экономике нельзя.

- Мы сейчас говорим про новичков. Но есть же и опытные хозяйства, где налажено производство и где занимаются садоводством не один десяток лет... С какими проблемами приходится сталкиваться им?
- В промышленном садоводстве свои проблемы. И в первую очередь, те же краткосрочные кредиты, без которых не может развиваться производство. Любому предприятию нужны средства на техническое перевооружение, приобретение оборудования, создание инфраструктуры, на закладку молодых садов. Любой сад имеет свой срок службы – как правило, это 5-10 лет, после чего старые деревья выкорчевываются и на их место высаживаются новые.
У многих садоводов есть кадровые проблемы – мало настоящих специалистов, владеющих знаниями о современных технологиях.
И, конечно, чрезвычайно актуален вопрос о земле (я опять возвращаюсь к этой теме). Садоводство – отрасль затратная, а будут ли инвесторы вкладывать деньги в закладку садов на той земле, которая им не принадлежит и которую они могут потерять в любой момент?

- Как вы оцениваете ситуацию с землями сельхозназначения в России? Почему, по Вашему, в 50-е годы прошлого века при освоении целины удалось ввести в оборот порядка 50 млн га земель, а сегодня выведено около 40 млн. га Кто виноват в этой ситуации и возможно ли ее изменить?
- Тогда была государственная программа, всеобщая поддержка, руководитель страны бредил этой темой, писал книги... На целину направлялись лучшие кадры, выделялись огромные финансовые средства. А сейчас в землю никто не инвестирует, на государственном уровне земля не интересна. То, что было по силам Екатерине второй (я имею в виду комплексную инвентаризацию и земельную реформу), не по силам нынешним рулевым.
Правительство настойчиво отказывается признать, что будущее страны не за нефтью и газом, а за сельским хозяйством. Вместо системной работы идет точечное затыкание дыр: «А давайте развивать свиноводство? А давайте строить теплицы?» Давайте – только развитие аграрного сектора должно идти комплексно.

- Действительно странная позиция, тем более что тема земли – ключевая для любого государства. В нашей стране революция произошла под лозунгом «Земля – крестьянам». Что мешает навести порядок в этом вопросе?
- На сегодняшний день мы пришли к ситуации, когда вопрос с землей слишком запутан. Знаю, что многие чиновники высокого ранга просто боятся лезть в область земельных отношений. За последние годы клубок интересов завязался так сильно, что безболезненно разрубить его очень трудно. Проще придумать очередной закон, который имитирует заботу о земледельцах, чем решать базовую проблему.
И, к слову, ни один земельный реформатор в истории человечества не умер собственной смертью.

- А что вы думаете о проекте выделения одного гектара земли на Дальнем Востоке для всех желающих, в том числе заниматься сельским хозяйством? Есть у этого проекта будущее?
- Это не самый удачный проект и, думаю, о нем в скором времени просто забудут.
Та земля, на которой можно что-то делать, уже давно разобрана, у нее есть собственник, хозяин. То, что осталось в земельном банке для сельского хозяйства непригодно: нет инфраструктуры, нет удобных подъездных путей, нет света, газа, тепла и пр. Это абсолютно популистская мера – такая же, как и земля для многодетных семей. Вспомните, сколько говорили на эту тему! А что сегодня? Много таких семей, которые воспользовались своим правом? Немного, а все потому, что нет в Центральной России столько земли, пригодной для жизни и личного подсобного хозяйства.
Я неоднократно озвучивал другие предложения. Например, привезти туда бельгийских или корейских специалистов, которые помогли бы создать сельхозкооперативы. Иностранцы бы вкладывали деньги в развитие сельхозтерриторий, а россияне работали бы в этих кооперативах. В этом случае подаренные гектары можно использовать. Но если на Дальний Восток поедут одиночки, то ничего у них не получится.

- Вы, видно, довольно спокойно относитесь к перспективе тесного сотрудничества с иностранцами в вопросе земельных отношений?
- Абсолютно спокойно. Наша земля никуда от нас не денется, но если мы сами не можем вести современный аграрный бизнес, мы можем войти в коалицию и начать учиться. У иностранцев есть технологии, разработки, специалисты, у нас – земельные и трудовые ресурсы. Такой тандем может быть взаимовыгодным.

- Декабрьский номер журнала выйдет накануне новогодних праздников. В связи с этим личный вопрос. В одном из интервью вы рассказывали о том, что явяетесь потомственным крестьянином. Были ли в вашей семье какие-то традиции, которые передавались из поколения в поколение?
- Все мои предки действительно были крестьянами. По отцовской линии это были землепашцы (деревня Хмельники Ярославской области), по материнской – садоводы (деревня Дулепово Московская область). Моя бабушка замечала во мне черты, которые были свойственны ее отцу. Я, например, семечки от съеденного яблока-антоновки всегда складывал в нагрудный карман рубашки. Непроизвольно, подсознательно, как и мой прадед. А все дело в том, что эти семечки используются для посева на подвои – для прививки яблок.
Безусловно, мы должны помнить о своих предках, но и о той земле, которая когда-то нас кормила. Россия – аграрная страна, и мы не должны об этом забывать. Другого будущего у нашей страны нет.

Биография


Андрей Туманов родился в подмосковной Электростали в 1961 году. После окончания школы был призван в ряды Советской армии. Отслужив, Андрей Владимирович трудился на сталелитейном заводе. Здесь увлекся журналистикой, поступил в МГУ на факультет журналистики.
Журналистскую деятельность начинал в газете «Водный транспорт», но вскоре Андрею пришла идея создать собственное издание, и в 1991 году появилась газета «Ваши 6 соток».
В настоящее время перу Андрея Владимировича принадлежит 12 книг, в основном о земледелии, но есть и книги юмористического жанра. Известного «дачника» заметили режиссеры популярных телепередач о садоводстве и пригласили на съемки. В разное время он являлся автором и ведущим программ «Наш сад», «Фазенда», «Сельский час» и «Грядка». Сейчас Андрей ведет на телеканале «Домашний» передачу «Полевые работы». На телевидение его приглашают не только как ведущего, но и как эксперта по аграрным вопросам, он часто участвует в развлекательных программах как известная медийная личность, ему заказывают анализ состояния приусадебного садоводства в разных областях России.
Много времени журналист уделяет общественно-политической деятельности. Он – депутат Госдумы (фракция СР), член общественных комиссий по земледелию и землепользованию при правительстве РФ, МО и г. Москвы.