Мушег Мамиконян: перспективы и вызовы мясной индустрии

Мушег Мамиконян: перспективы и вызовы мясной индустрии

Мушег Мамиконян: перспективы и вызовы мясной индустрии

от 30.12.2023 0 comments

По данным Росстата, в России планомерно растет потребление мяса всех категорий: если в прошлом году было 79 кг/на человека в год, то прогноз 2023 г. – 81 кг. Насколько спрос соответствует предложению, что происходит на отечественном мясном рынке, есть ли будущее у экспортеров мяса и каков прогноз сезона-2024 – об этом и многом другом к эксклюзивном интервью журналу «Аграрий Плюс. Опыт. Инвестиции. Технологии» рассказал независимый эксперт рынка мяса и мясопродуктов, гуру мясной промышленности, прошедший путь от главного технолога до председателя Совета директоров одного из крупнейших мясоперерабатывающих заводов страны, лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники, бессменный автор и ведущий радиопрограммы «От Микояна до Мамиконяна» на радио «Вести FM» Мушег Мамиконян.

 

М. Калинина

 

— На самом деле, россияне сегодня превысили рекомендуемые  медицинские нормы – 79-80 кг мяса в год на человека. Это больше, чем в некоторых восточных странах Европы и значительно больше, чем во многих странах мира. Никогда ещё россияне — ни в период Советского Союза, ни в период новой России — к этим цифрам не подходили. Это рекорд спроса и предложения.

 

— Мушег Лорисович, откуда тогда появилась информация о возможном дефиците мяса птицы и разговоры о необходимости развития направлений, связанных с производством мясных полуфабрикатов из растительного белка и даже сверчков?

— Во-первых, идея потреблять растительный белок возникла ещё 150 лет назад, и была поддержана великими мыслителями Вернадским и Вавиловым. Они справедливо считали, что для того, чтобы сбалансировать питание, нужно сочетать белки растительного происхождения и животного.

В Советском Союзе тоже занимались этим вопросом — были даже научные программы, которые разрабатывали специализированные институты, в том числе и моя кандидатская диссертация касалась этой темы.

На мой взгляд, пропаганда растительных белков — это не более чем попытки развивать систему питания. В обществе есть спрос на изменения рациона, на вариативность блюд, на изменение подхода к тому, что человек должен потреблять. И этот подход, который последние 10 лет во всем мире пытается стать трендом, объясняется просто — многие потребители переели мясо и углеводы, они имеют избыточный вес, избыточную нагрузку на организм и значительное количество метаболически зависимых заболеваний. С такими проблемами часто сталкиваются страны с развитой экономикой, где нет проблем с продовольствием, где еда доступна и стоит недорого. Кроме того, там оказывается социальная поддержка через продовольствие. Поэтому жители Северной Америки и Европы переели мяса и сахаров, и, по мнению многих экспертов, было бы правильно, если бы они научились потреблять продукты с меньшим количеством жира и мясного белка.

В России есть люди, которые тоже нуждаются в аналогичных диетах, особенно в крупных городах, где часто едят не по 79 кг мяса в год, а гораздо больше. И они, а также те, кто страдает ожирением и диабетом второго типа, тоже нуждаются в определенной коррекции питания.

Кроме того, есть значительная часть потребителей с экологическим сознанием. Они считают, что нужно производить такие продукты питания, которые оказывают меньшее давление на экосистему Земли. И об этом тоже в своё время говорили и Вернадский, и Вавилов — развивая технологии, нужно смотреть не только на товарные объёмы, но и совершенствовать методы производства, чтобы получать продукцию с меньшими ресурсными затратами.

Есть и другой ракурс. Сегодня в мире существует огромная проблема дефицита питьевой воды, и многие смотрят на животноводство через призму экономичного потребления водных ресурсов — какие виды животных выгоднее содержать. И мы видим, что в этом отношении птицеводство и свиноводство лучше, чем КРС, потому и их себестоимость ниже, а доля красного мяса во всём мире уменьшается.

Учитывая все эти тенденции, люди пытаются понять, что ещё можно потреблять. Но мне кажется, что разведение насекомых хорошо только как научная идея. Хотя если отдельные потребители хотят продемонстрировать примеры пищевого героизма по защите экологии и считают, что могут есть белок насекомых – никто им этого запретить не сможет. Однако важно помнить, что из 8 млрд населения Земли третья часть не покидала режим потребления насекомых — это, в частности, страны Юго-Восточной Азии.

Что касается России и стран бывшего СССР, то мне кажется, идея потреблять насекомых не актуальна с точки зрения потребления для человека, но очень актуальна как производство белка для кормов тех животных, которые в природе являются потребителями насекомых. Я имею в виду рыб и птиц. И считаю, что нужно всячески поощрять развитие технологий и научных исследований в области производства дешёвого высококачественного белка из насекомых для кормовой базы.

 

ХОЛДИНГ ИЛИ ФЕРМЕР – ДИСКУССИОННЫЙ ВОПРОС

 

— Если сравнивать крупный мясной бизнес и фермеров – кто они – конкуренты или партнеры? И почему?

— Это большой дискуссионный вопрос, и в небольшом итоговом материале мы, конечно, не сможем рассмотреть абсолютно все плюсы и минусы проблемы.

Но я скажу, как должно быть и почему так не происходит.

В теории должно быть сочетание и крупного бизнеса, и фермерства, и разных форм хозяйствования, которые могли бы взаимодополнять друг друга. Но на практике давно доказано, что свиноводство, например, в малых масштабах не может существовать, потому что малый бизнес не может обеспечить производство высоким уровнем ветеринарных и санитарных норм — это просто экономически нецелесообразно.

То же самое можно сказать и о производстве бройлера — это тоже высоконаучное и высокотехнологичное производство, которое должно иметь большое поголовье, чтобы обеспечить высокую эффективность.

НО! Это не означает, что мы не должны содействовать развитию фермерства и малых форм хозяйствования. Они уместны при разведении отдельных пород, отдельного вида или отдельного фермерского откорма. Эта замечательная задача, решение которой будет сопровождать и территориальное развитие, и агротуризм в России. Это возможность сочетать две формы и прийти к равновесию в оптимальном использовании земли и потенциальных возможностей местных жителей.

Если же говорить о том, перспективно ли выпасное скотоводство в больших формах или в малых, то, конечно, нужно поддерживать и то, и другое, даже если малые формы экономически неэффективны. Государство должно поддерживать малые формы именно для того, чтобы сохранился традиционный уклад жизни на определенных территориях.

В России огромное количество земель, которые пока не могут быть использованы под зернобобовые культуры — это северные территории, Нечерноземье, горные местности.  На этих площадях растут травы, которые могут потреблять жвачные животные – мелкорогатый и крупнорогатый скот. И если поддерживать эти территории, развивать программы скотоводства, то можно значительно увеличивать ресурсы говядины и баранины, которые в будущем могут иметь большой экспортный потенциал. Потому что в мире спрос на говядину в доле общего потребления уменьшается, а в абсолютных величинах остается высоким. А Россия – огромная житница, которая может, в том числе через фермерское или частное производство обеспечить говядиной или бараниной внутренний рынок либо экспортировать этот ценный продукт в другие страны.

Именно поэтому малый и крупный бизнес — не противоречащие друг другу формы. Они должны друг друга дополнять и помогать.

 

РЫНОК БЛАГОСКЛОНЕН К МАЛОМУ БИЗНЕСУ

 

— Готов ли малый бизнес сегодня выйти на большой рынок, в частности, в торговые сети и рестораны?

— Есть огромное количество таких примеров, особенно в регионах. Там работают торговые сети, которые специализируются на фермерских продуктах и всячески подчеркивают именно их фермерское происхождение. Для потребителей этот факт также является конкурентным преимуществом — одни покупатели приобретают курятину в обычном магазине, другие хотят покупать цыплёнка именно от фермера.

В ассортименте такой продукции не только мясо, но и сыры, и мы видим, каким спросом они пользуются.

А есть немало примеров, особенно в Подмосковье, когда дегустация фермерских продуктов становится поводом для агротуризма. В воскресные дни люди едут куда-то в районы, чтобы попробовать и купить фермерскую продукцию.  Есть ярмарки и рынки выходного дня, которые обеспечивают реализацию для фермеров и удовлетворение спроса для потребителей

Сегодня рынок довольно благосклонен малым хозяйствам, и торговые сети часто идут навстречу малому производителю. Это то, чего не было ещё несколько лет назад

 

 «ДВЕРИ» В КИТАЙ РАСПАХНУЛИСЬ ДЛЯ РОССИЙСКИХ СВИНОВОДОВ

 

— В этом году Китай открыл двери для российской свинины. С чем связана такая лояльность? Больше нет опасения из-за АЧС или у соседей реальный недостаток этой продукции?

— Это немного разные вещи — политическая лояльность и желание экономического сотрудничества. Руководство нашей страны вложило в регуляцию проблемы огромное количество энергии и труда, пытаясь донести до китайского руководства, что это важная сфера наших взаимных торговых отношений.

Но это не означает, что восточный сосед будет закрывать глаза на риски ветеринарно-санитарного характера, которые есть в международной торговле. Естественно, всё будет соблюдаться, и до экспорта допустят только те предприятия, которые смогут обеспечить высокое качество выпускаемой продукции и ее безопасность. Будут проводиться дополнительные контрольные лабораторные исследования, отбираться регионы, более или менее устойчивые с точки зрения защиты от заболеваний свиней. Это целый спектр различных мероприятий, поэтому одно не отрицает другое.

Но то, что, наконец, двери распахнулись для российских свиноводов — это настоящее событие! Хотя есть и другая, не менее важная задача – надо провести большую работу, чтобы те регионы и предприятия, которые станут поставщиками для китайского потребителя, оправдали возложенные на них надежды.

 

СПРОС НЕ РАВЕН ПРЕДЛОЖЕНИЮ

 

— Как складывается ситуация с мясом птицы, в частности, экспортом в Китай? Насколько наша продукция конкурентна с зарубежными аналогами?

— Российская продукция конкурентоспособна, просто 2022й и 2023й годы имели определенную специфику, которая вряд ли сохранится после 2025 года. Это такая специфика, когда рост производства мясной продукции отстал от роста спроса, поэтому возникли ценовые скачки на продукты животного белка.

Покупательная способность населения выросла в большей степени, чем прогнозировалось и чем была в прошлые годы. И если мы посмотрим на график производства и потребления всех видов мяса в совокупности, то увидим, что все последние годы мы растём разными темпами. Например, были годы, когда темпы роста потребления составляли 1-2 %, а производство в этот же период поднималось до 4-7 %.

В этом же году темпы производства выросли, а спрос, по всей видимости, в 2023 начал обгонять предложение по некоторым категориям мяса. И именно эта «вилка»  отразилась на стоимости конечной продукции.

И раз уж вы задали этот вопрос, я хотел бы воспользоваться площадкой и призвать всех экспертов, которые обсуждают эту тему не только в рамках профессионального поля, но и в общем информационном потоке.

Всегда нужно смотреть не на сезонные колебания цен, которые будут всегда, и даже не год к году — нужно смотреть на ситуацию в ретроспективе последних 8-10 лет. Почему именно этот период? Потому что в это время в стране и мире произошли существенные валютные и финансовые изменения. И если мы будем сравнивать параметры, то как профессиональные эксперты должны объяснять обществу, что за последние 8 лет (с 2015 года по август 2023 г) потребительские цены на свинину увеличились на 20-22%, на птицу – на 52-56%, на говядину – на 48-59%. При этом накопительная продовольственная инфляция за тот же период превысила 72%.

И только тогда мы увидим, что по всем важнейшим продовольственным продуктам, которые являются носителями животного белка, относительно общей инфляции за 8 лет цены наши отстают, а не опережают и не равняются. Поэтому рост цен в этом году должен объясняться не временными локальными параметрами, а общей тенденцией. Мы практически имеем удешевление животного белка за последние 8 лет, и это должно быть отражено в тех параметрах, которые фигурируют в официальной статистике.

Почему привязка к конкретному временному отрезку некорректна? Возьмем лето, сезон шашлыков и высокий уровень потребления свинины. Из этого факта можно сделать социальный ажиотаж и далекоидущие выводы. А можно посмотреть на рост цен через призму графиков за несколько лет и увидеть рост спроса.

Свиноводство каждый год увеличивает объемы производства, усиливает конкуренцию и предлагает населению более дешёвое, относительно других видов, мясо. Конечно, в абсолютных величинах надо учитывать ещё инфляцию, но в относительных — в ценах — мы не догоняем общую инфляцию. А в свиноводстве цены в любом случае меньше, чем продовольственная инфляция.

Такой угол зрения привел бы к более правильной формулировке вопроса, который нужно обсуждать в обществе.

 

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ

 

 — Что бы вы хотели пожелать россиянам – производителям и потребителям мясной продукции в новом году?

— Покупательная способность россиян растёт — доходы населения растут, заработная плата увеличивается, минимальная зарплата растёт, поэтому потребление белковых продуктов мясного происхождения будет устойчивым и надёжным. Мяса в 2024 г. люди будут покупать не меньше, а больше, чем в 2023 г.

Поэтому производителям я советую не бояться новых инвестиций, а министерствам и ведомствам не бояться давать инициативным фермерам, предпринимателям и крупным холдингам деньги на развитие, потому что мы открыли рынки экспорта. Раньше развитие свиноводства тормозилось одним вопросом: «А куда расти дальше?». Сегодня, когда внутренний рынок насыщен практически на 100 %, производство может смело расширяться, в том числе, ориентируясь на экспорт.

Мы сегодня говорили о Китае, но существует и огромный продовольственный рынок Африки, на который мы будем ориентироваться чуть позже, но который невероятно перспективный. Там живёт большое количество населения, которое с каждым годом становится всё более платежеспособным для того, чтобы покупать животные белки. Поэтому продовольственная политика России должна быть скорректирована с точки зрения открытия новых производств и отечественных компаний глубокой переработки и выхода на рынки Азии, Африки и Ближнего Востока.

 

Комментариев пока нет

Перейти к комментариям

Комментариев еще нет

Вы можете оставить комментарий.

Ваши данные будут в безопасности!Ваш электронный адрес не будет опубликован. Кроме того, другие данные не будут переданы третьим лицам.